Понедельник, 23.10.2017, 01:50
Осы - Журнал Стадиона33
Стадион33
 
Меню сайта

Категории каталога
Истори и Тактика [6]
Правила [1]

Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Плохо
4. Ужасно
5. Нормально
Всего ответов: 6

Начало » Статьи » Жизнь футбола ТКЛ » Истори и Тактика

Тотальный футбол
null ТОТАЛЬНОМУ ФУТБОЛУ – ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА
Павел Ериклинцев с ретроспективным взглядом в революционный для мирового футбола 1974-й год.

ДОЖДЛИВОЕ ЛЕТО 74-ГО

Четверть века тому назад, главным событием десятого чемпионата мира стала игра сборной Голландии. Она словно вспыхнула, как солнце, в своих неповторимых оранжевых футболках. Вдруг стало ясно: появилась новая команда на долгие годы и десятилетия. Базовым клубом ее был амстердамский “Аякс”, который на протяжении трех лет не знал себе равных в Европе. “Аякс” предложил новую, невиданную прежде манеру ведения игры, которая не только приносила потрясающие игровые результаты, но и к тому же была зрелищной, что особенно в ней подкупало. Эта тактика, названная “тотальным футболом”, была перенесена ее творцом, Ринусом Михелсом, и на голландскую сборную, которую он возглавил незадолго до чемпионата мира.

Покрытая тайной команда, привезенная в Германию Михелсом, оказалась, вопреки всем сомнениям, намного сильнее лучшего клуба Европы. Голландцы не стали чемпионами мира, но многие называют их сборную образца 1974 года лучшей командой всех времен.

Чемпионат мира 1974 года справедливо считается одним из самых ярких футбольных событий ХХ века. Команды, занявшие три первых места – Германия, Голландия и Польша, имели сильнейшие сборные в своей истории. То же можно сказать и о некоторых других, например, сборных ГДР и Шотландии... А когда еще на чемпионате мира можно было стать свидетелем двух потрясающих политических акций с выбеганием демонстрантов на поле прямо во время матча или лицезреть команду “непобедимых леопардов” из Заира, вызывающих своей игрой бурю смеха?

ИЗ ЭПОХИ В ЭПОХУ

Когда собственной жизнью проживаешь какое-то десятилетие, не думаешь, что когда-нибудь с удушающей ностальгией будешь вспоминать его основные вехи, пролистывая желтые от времени подшивки газет и журналов, просматривая старые, как правило, лишенные цвета фотографии. Наверное, это как с непризнанным при жизни гением: стирая с полотна пыль, ты переоцениваешь и познаешь его по-новому, а он становится ближе и дороже.

И все же какой бы непостижимой ни была сказка о Машине времени, технический прогресс, может, в микроскопической форме, но дал-таки нам возможность “улетать” в ту самую любимую, самую “оранжевую” эпоху. Достаточно нажатия кнопки “play”, и через миг, уже в который раз, ты становишься свидетелем представления давно и безвозвратно ушедших дней, так жадно впитавших в себя то самое-самое...

От патлатых парней с баками и локонами до плеч, первой компакт-кассеты “Филипс” до неистово звучащих всюду “Стоунз” и “Шокинг Блю”, прорывающих ароматный вакуум марихуаны амстердамских каналов – с одной стороны Берлинской стены. И от таинственных надписей на школьных партах типа: “Аякс”, “Круифф” до вырезок из журналов дружественных стран и контрабандных пластинок “Эбби Роуд” и “Супертрамп” – с другой стороны уже несуществующей стены.

Музыка запаздывала... Футбол – никогда! Даже если советское телевидение обходило многозначительным молчанием финалы Кубка чемпионов 1970-73 годов и показало во время чемпионата мира из
семи голландских матчей только четыре, все мы уже знали, что с чьей-то легкой руки тот футбол нарекли “ТОТАЛЬНЫМ”.

ТОТАЛЬНЫЙ – КАК ПЛОД ЭВОЛЮЦИИ

Как рождается новый стиль в футболе? Не происходит ли это так же, как в искусстве, когда требованиям времени отвечает появление художников, воплощающих эти требования в своих произведениях? Рождение тотального футбола произошло не вдруг, не за один или два года. И, как в прежние времена, новая идея витала в воздухе, ждала своего крестного отца и достойных исполнителей, прежде чем стать передовой и воплотиться в новый, еще неведомый и потрясающий стиль, который и сегодня, спустя четверть века, будет иметь самое широкое распространение по всему миру.

Безусловно, идея “тотального футбола” родилась не на пустом месте и, как любой плод эволюции, имела длинную историю. Историю футбола всего двадцатого столетия: от разделения игроков по звеньям и до слияния двух школ – европейской и латиноамериканской. А начиналось все, как известно, на Британских островах...

Первый удачный эксперимент сотворили шотландцы. Борясь за лидерство с вечным соперником – Англией, они рискнули и перевели одного из нападающих во вторую линию и много лет благодаря этому не знали поражений.

Так, самая первая и самая удивительная с позиций нашего времени схема с семью (!) нападающими канула в лету. Англичане не заставили себя долго ждать и ответили шотландцам системой 1+2+3+5. Естественно, в жертву был принесен еще один нападающий, и родоначальники футбола свое новшество окрестили классической схемой. Ей действительно будет уготована долгая жизнь, пока не изменятся правила офсайда в 1925 году.

Игра в то время была типично позиционной. Единственным футболистом, играющим как в атаке, так и в обороне, был центральный полузащитник. Только один он трудился весь матч в поте лица, остальные ждали, когда им достанется мяч или когда противник вместе с мячом проникнет в их зону.

Подлинную революцию в мировом футболе произвел Герберт Чепмен, менеджер “Арсенала”. Он отправил назад центрального полузащитника и несколько иначе организовал игру в середине поля. Так в футболе образовалась новая позиция – центрального защитника, а два полузащитника и два инсайда – так называемый “магический квадрат” – взяли на себя функции руководства игрой команды. Система “дубль-ве-эм” – так называлось изобретение Чепмена – требовала, чтобы весь этот “магический квадрат” действовал не только в середине поля, а также, по мере необходимости, в атаке и в обороне. Таков был довоенный вариант “тотального футбола”...

Бразильцы научились играть в футбол, как и весь мир, у англичан. И они превзошли своих учителей. Их система 4+2+4, хотя и носила внешне более защитный характер, чем “дубль-ве-эм”, стала на практике шагом вперед и тут же, после победы бразильцев в чемпионате мира 1958 года, захлестнула всю Европу. Как раз в те годы делал первые свои шаги Кубок европейских чемпионов, и многие передовые клубы Старого Света переняли бразильское изобретение. Теперь уже шесть игроков могли и должны были участвовать как в атаке, так и в обороне. На поле было только четыре временно “безработных” в каждой команде: два центральных защитника, которые почти никогда не покидали своей половины поля, и два центральных нападающих, постоянно нацеленных на ворота. В этом, собственно, и заключалась революционность бразильской системы. Команда Диди, Вава и Загало, играя со сборными, применявшими систему “дубль-ве-эм”, имела численное преимущество на каждом участке поля. Чем не первые слагаемые “тотального”? Нет ничего удивительного в том, что весь мир пошел по их стопам.

Бразильцы не собирались останавливаться на достигнутом и перед очередным чемпионатом мира в Чили несколько видоизменили свое детище. Самым популяр- ным вариантом стала схема 4+3+3, и она снова принесла победу в Кубке мира.

Ни одна из этих схем не прижилась в итальянском футболе, намертво зажатом на долгие годы в “каттеначчо”. Итальянцы долгое время были убеждены в том, что они уступают в физическом отношении соперникам, и, словно в свое оправдание, породили эту малопривлекательную, сугубо защитную систему, отличительной чертой которой была разрушительная игра чистильщика. Наверное, многие еще помнят осень 1966 года, когда в Москву на игру Кубка чемпионов со столичным “Торпедо” приехал знаменитый “Интер”. Каково же было удивление от увиденного: за весь матч лишь несколько раз итальянцы, включая даже Маццолу, перешли свою половину поля! В таких условиях и Стрельцов ничего не смог поделать. Но результат был достигнут – 0:0. И за счет минимального перевеса в домашней игре “Интер” пошел дальше, не дав в очередной раз усомниться в верности выбранной философии. Итальянцам еще долго придется заблуждаться, пока не наступят восьмидесятые, которые совсем в ином качестве вознесут на трон европейского футбола “Ювентус” и “Милан”.

Вот мы и подошли вплотную к возникновению идеи, которая витала над Европой в ожидании своей полноценной материализации.

С НАМЕРЕНИЕМ ЗАВОЕВАТЬ ВЕСЬ МИР

Общая тенденция развития мирового футбола была такова, что постепенно происходила интеграция двух изначально не похожих друг на друга стилей. Европу, какой бы разноликой она ни была, объединяла тяга к футболу скоростному и силовому. В Европе нет и не могло быть единой игровой школы. Национальные особенности, климат, принципы организации и многое другое существенно влияли на характер развития футбола в той или иной стране. Еще с незапамятных времен на европейском континенте проводилось разделение на так называемую англосаксонскую (Британия и Скандинавия), среднеевропейскую (Венгрия, Германия, Австрия и Чехословакия) и латиноевропейскую (Италия, Франция и Испания) школы. Что до Южной Америки, то та, как единственный оппонент Старому Свету, в лице Бразилии, Уругвая и Аргентины предлагала свой рецепт, игру творческую, привлекающую техникой и артистизмом. И неудивительно, что после множества удачных и неудачных экспериментов процесс слияния европейского и латиноамериканского стилей, в конце концов, стал не- обратимым. Безусловно, еще сохранялись типичные для каждой из школ черты, но географические и этнографические особенности уже не играли столь весомую роль в принципах, методах и манере ведения игры. Новое десятилетие открыло путь к качественно новым идеям, и философия “тотального” футбола завладела передовыми умами и окончательно утвердилась в своих правах.

Если основные черты футбольных школ стерлись и имевшие широкое хождение схематические расстановки игроков уже много раз были испробованы, трансформированы, искажены, если, наконец, все новшества в организации атаки и обороны стали всеобщим достоянием, что же тогда могли предъявить тренеры и футболисты?

Каждая тактическая новинка имела только одну цель: забить как можно больше мячей сопернику и оставить свои ворота в неприкосновенности. Каждый старался удивить своего соперника. Каждая игра на высшем уровне приносила какие-нибудь интересные открытия. Тренеры работали над тем, чтобы в какой-то определенный момент игры на одном из участков поля хотя бы на минуту получить либо численный перевес, либо ситуационный. Опыт учит, что эти элементы и приводят к взятию ворот.

Альф Рэмзи, тренер англичан на чемпионате мира 1966 года, говорил: в идеале хорошо было бы иметь отличного вратаря и десять “защитников – полузащитников – нападающих”, этакий универсализм. Пожалуй, впервые численное преимущество на различных участках было достигнуто за счет укрепления центра поля. “Кто владеет центром поля, тот и владеет инициативой. Вшестером – атаковать и вшестером – защищаться”, – призывал наставник сборной Англии. Рэмзи отказался от крайних нападающих, но не быть ему настоящим британцем, если бы он отказался от классических фланговых атак. Мартин Питерс и Алан Болл – правый и левый мобильные полузащитники – постоянно подключались на своих флангах к атакам, Бобби Чарльтон – мотор команды, был заметной фигурой вообще на всех позициях. Количество неминуемо привело к качеству, результатом которого стали забитые голы. Таким образом, Альф Рэмзи не только привел свою команду к чемпионскому титулу, но и сделал большой прыжок в эволюционном процессе. Пусть даже на уровне эксперимента.

А в Голландии тем временем появился смельчак, который и не подозревал тогда, что ему уготована роль революционера – основателя нового стиля с громким названием – “ТОТАЛЬНЫЙ ФУТБОЛ”!

“ДЕ МЕЕР”– КОЛЫБЕЛЬ ЭКСЦЕНТРИЧНЫХ ИДЕЙ

Ринус Михелс родился в 1928 году в Амстердаме и в бытность футболистом играл форвардом столичного, никому тогда не известного за пределами страны “Аякса”. В начале 50-х ему удалось даже сыграть несколько игр в национальной сборной. Став тренером, в январе 1965 года он возглавил клуб, в котором когда-то играл сам.

Голландия в те годы была “провинцией” на футбольной карте мира и не имела каких-либо традиций и серьезных результатов ни на клубном уровне, ни на уровне сборных. Но, несмотря на это, тридцатишестилетний тренер хорошо разбирался в тенденциях современного футбола и стал первым, кто по-настоящему отважился воплотить эксцентричные тактические планы уже не в теории, а на футбольном поле. Он неторопливо и уверенно начал строить свою команду с прицелом на будущее, чтобы возглавляемый им клуб стал лучшей командой мира. Многие тогда сомневались, что система, требующая от игроков сверхчеловеческого напряжения, принесет реальный успех. Но Михелс был уверен в выбранном пути: ни минуты отдыха, участие всех в каждой акции!

В 60-е амстердамский “Аякс” был еще полупрофессиональным клубом, во что сейчас трудно поверить, и большинство игроков были заняты своей основной работой. Тренировки проходили только два раза в неделю, поэтому говорить о профессиональном подходе к футболу не приходилось. Основная идея Михелса заключалась в том, чтобы создать коллектив, в котором все игроки имеют равный уровень технических возможностей и физической подготовки, чтобы все они были способны в любой момент игры меняться друг с другом ролями, если этого требуют обстоятельства. Команда, играющая по этой системе, должна быть составлена из игроков универсальных, умеющих одинаково хорошо выполнять как атакующие функции, так и оборонительные, причем никогда не стоящих на поле без дела, принимающих фактическое или отвлекающее участие в каждом действии.

Вскоре клуб из Амстердама обретает профессиональный статус, и в его рядах появляется молодой и талантливый нападающий, прекрасно реализующий преимущество футбольного образования, полученного в знаменитой теперь на весь мир школе “Аякса”. Йохан Кройф стал олицетворением философии “тотального футбола”, он пришел, чтобы играть главную скрипку в “оркестре” Михелса, и многие в нем увидели естественную смену Пеле, как лучшего игрока мира будущего.

К концу 60-х Ринус Михелс достиг многих своих целей: “Аякс” трижды подряд завоевал звание чемпиона Голландии, дважды – Кубок страны, вышел на международную арену, где потряс всех победами над признанными гигантами – “Бенфикой” и “Ливерпулем”.

Игра команды стала страстной, раскованной и целеустремленной. Зрелищный футбол расширял свою аудиторию, и амстердамские болельщики стали заполнять трибуны собственного стадиона – “Де Меер”, по мере того как трофеи обретали своих героев. Но главные победы и награды были еще впереди... Только очень жаль, что после появления на свет в 1996 году ультрасовременной “Амстердам-Арены” муниципалитет голландской столицы распорядился стереть с лица земли старый добрый “Де Меер”. Еще, видимо, не пришли те времена, когда отслужившие свой век стадионы могут восприниматься памятниками истории...

“АЯКС И ФЕЙЕНООРД”

“Фейеноорд” стал первой голландской командой, которая завоевала еврокубок и получила признание в мире. В финале Кубка чемпионов 1970 года роттердамский клуб победил шотландский “Селтик”. А уже в следующем розыгрыше с “Селтиком” встречался “Аякс”. Шотландцы были уверены в том, что возьмут реванш у другой голландской команды, но проиграв 0:3, они никак не могли поверить, что такая небольшая и не имеющая футбольных традиций страна, как Голландия, может иметь два мощных клуба.

Об “Аяксе” заговорили в Европе, и голландские футболисты стали появляться в столбцах международных рейтингов, списки которых неизменно стал возглавлять молодой Йохан Кройф. И Пит Кайзер, и Вим Сурбир, и Барри Хулсхоф принимали участие во всех четырех финалах “Аякса” за Кубок чемпионов, но не было сомнений, кто был настоящей звездой среди звезд.

У него был удивительный баланс: совершенно молниеносная скорость и захватывающий контроль мяча. Но его главным качеством было видение поля, основанное на потрясающем чувстве позиций его партнеров по команде в момент развития атаки.

Спортивный публицист Дэвид Миллер писал: “Йохан Кройф превосходит любого игрока в его способности заставлять других делать максимально хорошо все то, на что они способны”. Он назвал его “Пифагором в бутсах” за его сложные по исполнению, но ювелирно точные диагональные пасы. Никто не способен был скопировать физически и ментально такой четкий контроль над мячом от одной до другой штрафной.

Его единственный недостаток заключался в темпераменте, который временами угрожал его способностям. Его слишком страстная натура часто приводила к проблемам как на самом поле, так и за его пределами.

Жонглирование цифрами социологических исследований применительно к голландскому футболу, в общем-то, не открыло ничего нового. Оказалось, что восемьдесят процентов населения в возрасте старше пятнадцати лет следили за футболом. В дни центральных матчей с участием “Аякса” и “Фейеноорда” многие кресла в парламенте пустовали. Всюду предпочитали не назначать на эти дни совещаний, конференций и конгрессов. Число прогулов на предприятиях резко подскочило вверх. Многие кинотеатры временно закрывали свои двери на эти часы. Даже в школах на следующий день после важных футбольных игр не проводили контрольных работ.

Такова была картина футбольной лихорадки. “Аякс” и “Фейеноорд” прославили голландский футбол на европейской и мировой сценах. Они побеждали четыре раза в Кубке чемпионов, владели Кубком УЕФА, Межконтинентальным и Суперкубком. “Главное, что голландские клубы в последние годы неизменно демонстрировали передовой стиль игры”, – резюмировал в начале 1974 года голландский обозреватель Ханс Муленар.

НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ СПРАВЕДЛИВОСТИ РАДИ

Мало кто сейчас помнит о том, как драматично складывалась последняя и решающая игра отборочного цикла к ЧМ-74 в группе, где играли голландцы. Удивительно, но на фоне громких побед на клубном уровне игра национальной команды лишь эпизодически напоминала лучшие образцы “Аякса” и “Фейеноорда”. Норвегия и Исландия в то время не представляли из себя серьезных соперников, и заранее можно было предположить, что путевку на чемпионат мира разыграют между собой Голландия и Бельгия. Первая их встреча закончилась вничью – 0:0, а все остальные игры обе команды выиграли. Только вот у “оранжевых” разница забитых и пропущенных мячей чуть ли не вдвое превосходила бельгийскую, поэтому Голландию перед ответным дерби устраивала ничья.

Осенним вечером 18 ноября на Олимпийском стадионе в Амстердаме вышли на поле две команды, чтобы расставить все точки над “i”. Матч оказался нервным и не изобиловал опасными моментами ни у тех, ни у других ворот. Но один эпизод в конце второго тайма стал ключевым, и чуть было не стоил будущим вице-чемпионам долгожданной путевки в большую жизнь.

На левом фланге, недалеко от ворот Ван Беверена, был назначен штрафной удар. Во время подачи мяча Ван Химстом голландцы выполнили излюбленный прием с искусственным положением “вне игры” и, надо сказать, выполнили не идеально. Вим Янсен явно задержался на последнем рубеже, а бельгиец Ламбер, укротив одним касанием мяч, вторым отправил его в сетку Ван Беверена. 1:0? Боковой судья застыл в неподвижности, а “главный”, ошибочно усмотрев нарушение правил, решительно жестикулируя, зафиксиро- вал офсайд...

Знал бы тогда Павел Казаков – арбитр из Советского Союза, какой команде он подарил большое будущее! А то футбольный мир так бы и не увидел следующим летом ни Кройфа с Неескенсом, ни “тотального футбола” вообще...

Вот так иногда от несправедливости получают пользу все. Все, за исключением “Красных дьяволов”, которые после финального свистка были красными от досады.

ОРГАНИЗОВАННЫЙ БЕСПОРЯДОК

Вот как эксперты оценивали команду Михелса и Кройфа по горячим следам.

Общая стратегия

Команда начинает игру по исходной схеме 1+4+3+3, но по ходу матча эта расстановка уступала место тактике “организованного беспорядка”, где взаимозаменяемость игроков происходила не только внутри линий, но и между линиями. Сила команды в постоянном движении ее игроков, которые много маневрируют по полю с мячом и без мяча, постоянно вклини- ваются в оборону соперника и методично разрывают ее. Игрок, владеющий мячом, имеет большой выбор, кому адресовать передачу. Хорошо налажена игра со сменой мест как в обороне, так и в атаке. Голландцы умеют поддерживать аритмию – сочетание взрывного темпа с паузами спокойного розыгрыша мяча. Они стараются растянуть защиту соперников, играют широко, используют длинные передачи с фланга на фланг.

Атака

Атака ведется восемью-девятью игроками. Основной маневр – скоростной. Атакуют широко, ломаной линией. Успешность развития атаки обеспечивают, в первую очередь, такие средства: своевременность передачи, выход на свободное место и, наконец, увод нападающими из зон защитников соперника для неожиданных подключений своих хавбеков и защитников (по принципу взаимозаменяемости). При этом острота и качество атаки не страдают благодаря умению игроков защитных линий действовать технически и тактически безупречно на новых рубежах.

При организации контратаки игрок, владеющий мячом, в первую очередь пытается найти острый ход. Если же такого хода нет, игрок затевает игру в пас, тем самым исподволь подготавливая обстановку для острого хода.

Нормой стали подключения защитников, в том числе и стопперов, в атаку. Вклиниваются они глубоко, заканчивая проходы подачами с флангов или непосредственным обстрелом ворот. Защитники хорошо организуют атаку с помощью передач всех видов, удобных для приема нападающими. Защитники также активно поддерживают партнера, владеющего мячом, открываясь на свободное место для получения мяча. Полузащитники в атаке ведут обстрел ворот со средних и дальних дистанций, применяют всевозможные передачи, в том числе скрытые, с целью вывести форварда на ударную позицию. Хавбеки смело и неожиданно подключаются, атакуя ломаной линией.

Нападающие атакуют широко. Подготовка для заключительного удара протекает на флангах, откуда идут подачи в штрафную площадь. Вблизи и в самой штрафной темп взвинчивается посредством индивидуального обыгрыша или игры в одно касание “в стенку”.

Оборона

Обороняются голландцы всей командой. Отбор мяча ведется жестко, бескомпромиссно. Трудно при этом отличить манеру отбора мяча защитником и нападающим. Все игроки в равной мере владеют подкатом. Четко налажены взаимостраховка и взаимозаменяемость игроков. Обычно соперника, овладевающего мячом, моментально атакуют два-три голландца, заставляя спешить, а это обычно приводит к потере мяча или неточному пасу.

После срыва атаки все отходят на свою половину поля по своим местам. Так образуется трехслойный заслон – нападение, полузащита и защита.

Такому принципу команды изменяют лишь в одном случае: когда результат их не устраивает. Тогда после срыва атаки или при ударе от ворот соперника применяется прессинг, целью которого являются нагнетание темпа, лишение противника оперативного простора, что заставляет его вести игру в условиях цейтнота. Отобрав мяч, защитники быстро и решительно устремляются к средней линии поля, оставляя в тылу застрявших там нападающих, тем самым лишая соперника передышки и избавляясь от угрозы мгновенной контратаки, так как в этом случае сразу группа игроков окажется в офсайде.

Полузащитники после потери мяча в атаке отходят назад в свои зоны и в случае появления в них игроков соперника действуют персонально до завершения эпизода. Нападающие также откатываются назад и преследуют подключающихся защитников до конца.

Суть происходящего на поле хорошо описал один польский журналист: “Во время футбольного матча я никогда не расстаюсь с карандашом и двумя специально приготовленными листами бумаги. На один из них я стараюсь занести все наиболее интересные комбинации, закончившиеся точными ударами, а на второй – начальную расстановку игроков на поле и все перемены ими позиций. Подобные заметки оказывают впоследствии журналисту неоценимые услуги. Они говорят о многом – о том, как проходил матч и о тактических планах команд, о том, кто из футболистов много работал на поле, кто имел специальные задания, а кто был статистом.

Обычно эти записи отнимают немного времени. Несколько ситуаций для взятия ворот на первом листке бумаги, а на другом – 22 кружка с номерами футболистов и пара-другая символичных стрелок, указывающих направления действий игроков. Но вот во время первого же матча с участием голландцев у меня появилась уйма хлопот. В записях была полная неразбериха. Уже после нескольких минут игры я пришел к выводу, что каждый из игроков сборной Голландии, за исключением вратаря, успел сыграть на всех позициях. Вот он – тотальный футбол...”

ВОДА, ВЕТЕР И ОГОНЬ

То, что голландская сборная была самой любимой командой каждого европейца после своей собственной, не вызывало сомнения. Всем нравился демонстрируемый голландцами стиль, который стал отождествляться с оранжевым цветом сборной.

У голландцев действовало железное правило: каждый играет там, где игра его застала в момент, когда команда овладела мячом. Не могло быть и речи о том, чтобы защитник, который во время контратаки оказался на месте нападающего, поджидал своих коллег, отдавал им мяч, а сам оставался сзади. Это было бы неоправданным расточительством. Защитник становился нападающим и выполнял эту роль до тех пор, пока ход матча не вынуждал его выполнить другую. Анализируя игру этой потрясающей команды, бесполезно ориентироваться на первоначальную ее расстановку и на номера на футболках. Когда голландцы овладевали мячом, вся их команда сразу бросалась вперед. Расстояние между наиболее выдвинутым вперед игроком и последним никогда не превышало половины поля. Футболисты, которые оставались несколько сзади, верили в свое мастерство, в свою скорость и смело шли в атаку. Ответные же действия соперников парализовывало в какой-то степени то обстоятельство, что любая дальняя передача с целью организации контратаки кончалась офсайдом. Обычно футболисты, непосредственно участвовавшие в атаке, все время находились в движении, менялись местами, для того чтобы поймать момент и сделать передачу партнеру, вбегающему в штрафную площадь. Временами даже казалось, что голландцам запрещали бить из-за линии штрафной. Они, словно жадничая, передерживали мяч и если сразу не находили продолжения атаки, то переводили игру на фланг, где искали счастья с помощью молниеносного рейда с передачей в центр.

Такая игра требует отменного здоровья, высокой скорости, атлетизма, сообразительности и высочайшего технического мастерства, так как каждая потеря мяча может обернуться опасной контратакой. Поэтому каждый раз приходилось изо всех сил бежать к своей штрафной площади, чтобы в следующую минуту в таком же скоростном темпе начинать новую атаку.

ДОСТИЧЬ ФИНАЛА И УМЕРЕТЬ

Финальный матч чемпионата мира 1974 года был во многих смыслах историческим. В том числе и в том, что он положил начало еще одному (а ныне, пожалуй, главному) европейскому супердерби. С тех пор едва ли не каждая встреча сборных Германии и Голландии будет называться “досрочным финалом”, а сама игра – украшением всего турнира, будь то чемпионат мира или Европы. Так будет в 1978-м, в 1980-м, в 1988-м, 1990-м и 1992-м годах.

...Главный арбитр – англичанин Джек Тэйлор с колоритной внешностью огромного сторожевого пса – устанавливает мяч в центре поля. Голландцы выбирают начало и в центральном круге появляются Кройф и Ван Ханегем. Кто-то вдруг замечает отсутствие всех шести флажков на поле... Режиссер трансляции фокусирует внимание на устранении непорядка. И это у педантичных-то немцев!

В стане наиболее активных любителей пива появляется большой плакат, на котором с издевательской иронией написано: “А кто такой этот Кройф? Мы знаем только Бонхофа!”. Нетрудно догадаться, что эти парни приехали из Менхенгладбаха, дабы насладиться игрой своего кумира и восходящей звезды германского футбола – Райнера Бонхофа. Он прибавлял от игры к игре, и Хельмут Шен сделал большую ставку на двадцатидвухлетнего полузащитника.

Пауза... Затишье перед бурей... Стадион и миллиардная телеаудитория в ожидании финальной партии. Кройф и Беккенбауэр обмениваются приветствиями и разыгрывают “монету”. Битва гроссмейстеров. Капитану голландцев 27 лет, капитану немцев – 28. Даже под улыбками – нескрываемое волнение. Они прекрасно знают друг друга. Еще свежи воспоминания от четвертьфинальной игры годичной давности, когда “Аякс” разгромил “Баварию” 4:0. За полтора месяца до дня финала Франц Беккенбауэр тоже поднимал Кубок европейских чемпионов у себя над головой, и это более свежие воспоминания. И Йохан, и Франц прекрасно понимают, что сейчас начнется самый важный матч в их карьере.

И вот раздается свисток о начале схватки. Схватки гигантов. Ван Ханегем пасует назад – на Неескенса, Неескенс – налево Кролу, Крол – Райсбергену. Еще мгновение, и начальная расстановка “оранжевых” уже не имеет никакого значения. Райсберген отдает пас Хаану, Хаан движется вперед и посылает мяч Сурбиру, тот обратно – на Ари Хаана. Сделано шесть передач. Седьмой пас на Райсбергена – и пауза. Немцы даже не прессингуют, и лишь Герд Мюллер единожды пересек центр поля. А в момент, когда с мячом снова оказывается Хаан, дирижерскую палочку берет Йохан Кройф... Ни он, ни кто-то другой не представляют, что произойдет через мгновение... А пока он завладевает мячом и показывает бывшему партнеру по “Аяксу”, чтобы тот двигался на правый фланг атаки. Закручивается карусель, начинается самый настоящий тотальный футбол! И как только зануда Фогтс, нанятый в “персональные охранники”, приблизился на неприличное расстояние, Кройф десятым по счету пасом форсирует события и направляет мяч Райсбергену, забежавшему в глубь половины поля немцев. Вим Райсберген, став ключевой фигурой в этой издевательски потрясающей распасовке, продвигается на 20 метров вперед и отправляет мяч налево – Кролу, Крол параллельно боковой линии – на Ханегема... Соперник уже активен, до его штрафной считанные метры. Неескенса атакуют уже трое и, он, не желая рисковать, пасует на страхующего сзади, все того же Райсбергена. Идет первая минута матча, и игра, словно после “фальстарта”, начинается вновь: в центральном круге с мячом капитан “летучих голландцев”. Вот она – сольная партия. Кройф ускоряется по направлению к штрафной соперника. На максимальной скорости, словно слаломист, он уходит от опеки Берти Фогтса. И через мгновение, сразу после достижения заветной границы штрафной Майера, слева его настигает неумелый подкат Ули Хенесса... Кройф показал парням из Гладбаха, кто он такой!

Джек Тэйлор реагирует моментально: пенальти! Пенальти на первой минуте финального матча чемпионата мира! Подобного не было никогда и едва ли когда-нибудь повторится. Даже после того, что сотворили голландцы в предыдущих играх, такой дебют казался невероятным.

...Немцы, выступавшие перед своими зрителями, все-таки переломили ход матча и добились победы – 2:1. Как тут не вспомнить высказывание Гари Линекера, произнесенное им через много лет, но все с той же обреченностью: "Футбол – это игра, в которую играют две команды, а побеждает немецкая”. И кто тогда знал, что голландцы через четыре года снова будут играть в финале, снова им будет рукоплескать весь мир, и снова они проиграют, и проиграют опять хозяевам...

Бразилия в 1970-м году в Мексике тоже показала великолепный футбол, но то был футбол настоящего. Голландия спустя четыре года явила миру футбол будущего. Она опередила свое время.




Источник: http://www.jalkapallo.org
Категория: Истори и Тактика | Добавил: blog33 (30.07.2007)
Просмотров: 5467 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск по каталогу

Друзья сайта

Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Ос: 0



Copyright MyCorp © 2006